Бойкость и увертливость язя исстари вошли в поговорку.

Так и говорят: «Увертлив, как язь». И в самом деле, до чего ловко он может просунуть толстые бока в узкую, еле приметную щель, чтобы вылезти из закрытой сажалки. Неожиданно выскочить из ведра и несколькими быстрыми прыжками добраться до берегового обрыва. Отвертеться от проверенного зацепистого крючка! Словом, этого черноспинного желтоглазого толстяка с маленьким ртом и темно-серебряными боками изловить относительно трудно. Во всяком случае, труднее, чем его многих подводных сородичей.

Мне случалось проводить летний отдых на узенькой таежной Пёзе, в глухомани костромских смолистых лесов. Истоки реки терялись в непроходимых торфяных болотах, и рыба в ней была черная. Я пробавлялся ловлей окуней, плотвы и темно-янтарных коротких щук. Водились, впрочем, в Пёзе и язи. Но я не считал их своей рыбой. Вначале я сверхдобросовестно пытался изловить хотя бы одного из них, но, потеряв на этом добрую половину отпуска, отказался от этой затеи. А сколько было хлопот! Я предлагал язям красных остро пахнущих червей-навозников, жирных выползков, хлеб, сдобренный свежим медом. Чем только я их не соблазнял! Но они упорно отвергали все приманки и продолжали свои дразнящие игры — то высовывая из воды толстые черные спины, то затевая суматоху около самых поплавков удочек. Барахтаясь в воде, крупные язи каждым своим броском переворачивали сердце рыболова!



Все изменилось незадолго до отъезда. На кордон, где мы жили, завернул лесник одного из дальних участков — хмурый на вид долговязый мужчина, большой любитель рыбной ловли. Я подарил ему несколько крючков и пожаловался на неудачу с язями. Собеседник подумал, подмигнул и, напирая на букву «о», отрывисто изрек:

— Горох нужен. Пареный! Отличная насадка. А прикормить овсом.

По правде сказать, я не очень был уверен в успехе, но все же выбрал омуток поближе к дому и два утра подряд прикармливал рыбу пареным овсом. На третье, решающее утро я взял две удочки, берестяное ведерко, полное еще теплого гороха с овсом и направился к приваженному месту.

Солнце еще не всходило. Над дальним болотцем, в низине, висело густое облако тумана. Я размотал удочку, насадил на крючок горошину покрупнее, а сам начал бросать в омут прикормку.

Как будто крупный град шумным цоканьем возмутил спокойствие дремлющей реки. Со дна пошли пузыри. Я закинул удочку. Ну-ка, посмотрим!

Но смотреть почти не пришлось…

Я говорю «почти», так как поплавок, не останавливаясь, ушел под воду, натянулась леса, согнулось удилище. Ух! И заворочался же он там на крючке… Язь? Он самый!

Осторожно, по всем правилам, я выволок его на мель и коршуном кинулся на добычу. Невежда! Маловер! Я даже подсачка не взял с собой на этот раз. Трясущимися руками я снял с крючка рыбу, подбросил прикормки и опять закинул удочку. Увы! Следующий язь поломал удилище и оборвал лесу. Я закинул вторую удочку, к счастью, леса там оказалась потолще. И язи без перерыва стали хватать приманку. Я вернулся домой к полудню с разгромленными снастями и кучей прекрасной рыбы.

С той знаменательной ловли мне часто приходилось убеждаться в удивительных свойствах пареного гороха. Ни разу не обманывала меня эта замечательная приманка.

Придешь летом на речку, полную язей, и, если не захватил гороха, бредешь домой с тощеньким мешочком. А прикормишь ямку, насадишь на крючок горошину — и отношение язей к тебе совсем иное!

Язей ловил я на горох и в стоячей воде на обычную поплавочную удочку, на течении — в «проводку», а чаще всего — на «донную». «Донная» — это уже на Днепре. Там ее называют «грузовкой», а рыбу удят с мостков, уходящих на несколько метров в реку от крутого песчаного берега. Так рыболовы выгадывают расстояние, приближаясь к самой крупной рыбе, стоящей обычно на «пароходном ходу», то есть на речном фарватере. Сидят они часами на шатких настилах, нахохлившись, точно вороны перед дождем, зорко всматриваясь в кончик слегка подрагивающего, низко закрепленного над водой удилища. На такой струе и поклевка язя сильная: сначала чуть провиснет леса, а затем натянется больше, больше — вот уже и удилище почти в воде. Нет, как хотите, а стоит дождаться поклевки крупного язя!

Язь — очень распространенная рыба. Обычно он обитает в глубокой воде, не слишком заботясь о ее чистоте. Теплую воду он предпочитает холодной, поэтому часто попадается на удочку в затонах и заливах.

Самая успешная ловля язя весной, когда он по не изменяемым годами своим тропам поднимается из больших водоемов в омутки маленьких речушек, где и мечет нкру. В этот короткий преднерестовый ход он гораздо более покладист, чем летом. Теперь он клюет и на мотыля, и на ручейника, а еще лучше на кусочек выползка. Язи помельче — подъязки, как их называют,— неплохо ловятся весной вместе с плотвой. Зато к лету язь становится очень осторожен и прихотлив в пище, и ловля его уже требует большого искусства.

Язя можно поймать на удачно подкинутого нахлыстом жука, стрекозу, слепня. Любимая летняя пища язя — это зелень, но на зелень его можно ловить только в проводку, то есть на течении. В некоторых водоемах вкусы язя во многом совпадают со вкусами плотвы, и его ловят на растительные приманки: хлеб, зерна, кашу, а главное — в любом случае производят испытание горохом. Кстати, ловля крупных язей без прикормки обычно безуспешна. Даже в тех водоемах, где они водятся в изобилии.

Язи инстинктивно уклоняются от обитания в чистых, незащищенных местах. Они устраивают свои летние становища около коряг, старых свай мостов, затопленных кустов и особенно у травяных зарослей. Ловятся летом язи чаще всего вполводы. Лучшая ловля язя — зоревая, на восходе солнца. Кто долго спит, тому хорошего язя не видать как своих ушей.

На крючке язь боек и упорен и не сразу подымается вверх, стремясь запутать и оборвать лесу, и, надо сказать, такие попытки не всегда остаются безрезультатными. Ни одна рыба не порвала у меня столько километров лески, как язи.

К осени язи уходят в глубокие ямы и там иногда попадаются на переметы и донные удочки, наживленные мелкой рыбкой, лягушатами или мясом речных ракушек.

По первому, еще тонкому и прозрачному льду язи неожиданно выходят на самые мелкие песчаные отмели, где стоят неподвижно, не опасаясь человека. Подобное явление относится к числу удивительных. Кое-кто пользуется этим, чтобы поглушить язей колотушкой. Зачем язи совершают такое, казалось бы, совершенно лишнее путешествие?..

А потом целую зиму о язях ни слуху ни духу. И только дружной теплой весной их можно поймать на зимнюю удочку уже по «худому» льду.

Читайте также

P.S. Как вам статья? Советую Подписаться на обновления блога по Email, чтобы не пропустить новые интересные материалы!

Опубликовано: Октябрь 23rd, 2012. Рубрики: Рыбьи дорожки
Оставить комментарий
Комментарий